В жизни каждого человека, связанного с лошадьми всегда была одна ЛОШАДЬ с большой буквы. Лошадь, которая стала  символом, любовью и памятью на всю оставшуюся жизнь. Для кого-то это радостные воспоминания, для кого-то не очень, но мы считаем, что такие истории нужно рассказывать. Сегодня мы хотим вспомнить и рассказать вам о жеребце по имени  Особый – особой лошади, особом артисте, смелом каскадере, честном друге  и ярком спортсмене.  

 

ОСОБЫЙ СЛУЧАЙ

Е. Типикина. (материал публикуется с разрешения автора)

 

Величайший гений российского коннозаводства, чесменский герой — граф Алексей Григорьевич Орлов никогда не раздавал кличек своим жеребятам при их рождении. Лишь по мере роста и проявления каких-либо особенностей отличившаяся чем-то лошадь получала собственное имя, как бы в награду за отличие. Острый глаз вельможного графа редко ошибался: клички лошадей, вошедших в историю, рисуют нам их стать и нравы — Милый, Уютная, Поспешный, Свирепый, Дородная, Лебедь, Барс, Атласный, Мужик…

Теперь, увы, не до этакой роскоши. Бухгалтерская отчетность и поспешность, равно как и некоторая скудость фантазии зоотехников, превратили наречение жеребенка в формальную процедуру. Сложили начальные буквы кличек матери и отца, открыли словарь (орфографический, географический и др.) — и вперед. Отсюда ляпсусы и клички, режущие слух — Гепатит, Анилин, Тюрьма, Портфель, Вагонетка, Рессора и прочие.

Но по особому, счастливому озарению судьба раздает и ныне лошадям красивые имена, удачно отражающие сущность лошадиной натуры.

Наш герой — уже немолодой жеребец по кличке Особый, русский рысак, родившийся в Псковском конном заводе. Обычный русский рысак, темно-гнедой и некрупный — таких в России тысячи. Лошадь любительского класса. Но этот жеребец — любимец многих д е с я т к о в л ю д е й , имевших когда-то с ним дело и мой, не скрою, любимец. Особый — персонаж бесчисленного числа анекдотических, каскадерских, киношных баек. Особый — предмет вожделения начинающих спортсменов, мечтающих о третьем разряде. Особый — любимец режиссеров-постановщиков, гордость и, одновременно, «головная боль» тренера по конкуру, а так же статейный и журнальный персонаж. Только на моей памяти о нем писали дважды. Попытаюсь и я.

Меня эта лошадь восхищает своеобразным, очень непростым, ОСОБЫМ нравом. Эпизод лета 2004 года: выставка «Эквирос-2004» в Москве. Заключительное вечернее конное шоу и финальный аккорд — солирует Особый. Я — комментатор, и потому — очевидец происходящего. Женя Прокашев на Особом исполняет неожиданный для зрителей и по-своему страшный трюк — горение. Медленно, церемониально, покрытый попоной траурных цветов, конь выдвигается на середину манежа. Всадник — в черном балахоне и капюшоне, ниспадающем на глаза. Такие же зловещие персонажи с факелами в руках сопровождают всадника. Факелы потушены, музыка соответствующая. Господа «инквизиторы» зажигают факелы и вместе с факелами вспыхивают и конь, и всадник, и барьеры, расставленные по периметру манежа… «А-а-а-х!» — выдыхают трибуны. А темная лошадь с огненными крыльями за спиной летит карьером и взмывает над полыхающими жердями. Реакция публики неоднозначна — трюк крутой, но большинство конников уверено, что лошадь работает под транквилизаторами! Наш постановщик возражает, но у москвичей остаются сомнения. На повторном выступлении наши питерские трюкачи обращают внимание сомневающихся профи на детали, незаметные дилетантам — как волнуется жеребец, увидев специальную защитную попону для горения, как мгновенно успокаивается и сосредоточивается, услышав знакомую музыку и, наконец, на то, как с карьера он, горящий, замирает как вкопанный перед настежь открытыми воротами павильона (!). Особый знает, он запомнил, что именно тут, в этом месте страховщики мгновенно зальют огонь пеной из огнетушителей. Огонь сбивают за три секунды. Особого отдают шагать в руках и он шагает как ни в чем ни бывало по двору, забираясь в карманы коноводов за лакомством и ласковым ржанием приветствует соконюшенников. Вряд ли Евгений решился бы исполнить этот трюк в зале со зрителями на другой лошади. Но Особый — очень надежный и разумный партнер, в работе — это рыцарь без страха и упрека.

При всем многообразии подвигов, совершенных Особым, на его совести не только добрые дела.

Удивительно, но из всего числа поклонников Особого, минимум половина людей была им «ссажена», «стукнута» и укушена каким-нибудь особым образом. Скажем больше — сильно укушена, сильно ссажена. Но, «что немцу смерть, то русскому хорошо!» Число людей, влюбленных в этого темно-гнедого не убывает, а, напротив — растет.

Когда-то, много лет назад, Особый сам решил свою участь и остался жить в России, в родном КСК «Спартак».

Финская всадница, поработав с ним в манеже, осталась так довольна Особым, что немедленно решила его приобрести. Но вот курьез… Самовольно навестив удачную покупку в неурочное время, она была не на шутку перепугана традиционной для Особого «фишкой» — молниеносным броском на человека в деннике и стр-р-рашным клацаньем зубов перед человеческим лицом. Их сиятельство не любят, чтобы их беспокоили не по расписанию, после трудового дня.

Особый остался русской лошадью с загадочной русской душой.

Мимика этого жеребца поражает воображение не только разнообразием гримас. Особый «корчит рожи» всегда приличествующие случаю. Он может выглядеть свирепым, глупым, кротким, внимательным, подхалимски-ласковым, торжественно-благородным. Все гримасы и выражения лица он состраивает без труда и в крайней степени проявления мимических отличий. Свою нынешнюю хозяйку он тяпнул так основательно, что последствия укуса она лечила целый год. Ради справедливости разъясним, что атакован был не человек, а мохнатая шуба. Но вот что удивительно — этот боевик «Greenpeace» был немедленно ею прощен — так убедительно он изобразил глубочайшее раскаяние на морде, лишь только смекнул, что в ненавистной шубе пряталась дама его сердца.

Особый говорлив — он откликается в ответ на обращение к нему разумно, почти как человек: то ласковым «гугуканьем», то, в ответ на строгий окрик, сердитым хриплым взвизгиванием, обычным для жеребцов с характером.

Спросите двадцать человек, работавших с Особым, о нем и о его характере, и все двадцать скажут для начала: «Особый — он и есть Особый». Мужики с нешуточным уважением в голосе обзовут его «редкостной сволочью» и покажут издалека кулак. Особый свирепо прижмет уши — это игра, он знает — если его окликнули, то наверняка угостят и через секунду его уши «встают свечкой» и в глазах любопытство — что там сегодня в карманах у наших сентиментальных мужиков?

А девушки Особого не обзывают грубыми словами, в худшем случае — поросенком, Осиком и прочими «сюси-пусями».

Нынешняя же хозяйка Особого, Елена  зовет его только «Мужчиной Мечты». Елена, у которой этот жеребец в аренде, впервые села на лошадь поздно, в тридцать семь лет, а несколько позже… влюбилась в Особого.

Нужно сказать, что их чувства друг к другу взаимны. Особый ходит за Леной как собачка на чембуре и роется мягкими губами в Лениных карманах с видом собственника. Лена не выступает в соревнованиях, она сопровождает любимца с ворохом попон, бинтов, ногавок и растирок и со стерильным ведром для воды. Елена — финансовый директор холдинговой компании «Энергостроймонтажсоюз» и приручать энергию, управлять ею Елене не впервой. «Два часа с Особым и груз проблем растворяется без следа» — утверждает Елена. «Особый — мой психотерапевт, мой кабриолет на двоих!»

Итак, Особому шестнадцать. Он исключительно хорошо сохранил себя, несмотря на непростую судьбу. Опытный в разборе конских статей человек, конечно же, отметит его «целые», сухие ноги, отличный тонус, крепкую спину и глубокую грудь, благородный гибкий затылок и то, как хорошо он держит тело, несмотря на беспокойную жизнь.

В его сложении мало рысака, по слухам, у Особого чистокровная бабка и если все правда, то это многое могло бы объяснить. Но педигри Особого растворилось в житейской пучине…

Особый умеет все — он жеребец «в подводу и под воеводу». Особый — исполнитель лошадиных ролей более чем в тридцати кинокартинах. В одном и том же фильме он волочет телегу с понурым видом истерзанной клячи и особенной, картинной полупассажной рысью дефилирует в кадре под каким-нибудь «белоформенным» полковником. Вы, если не знаете Особого, никогда не поверите, что все это сценическое разнообразие исполняется одной и той же лошадью, умеющей так высокохудожественно перевоплощаться. Все постановщики, работавшие с жеребцом, и в особенности Евгений Прокашев (его бывший хозяин), утверждают, что он мгновенно запоминает мизансцену и практически не ошибается в дублях.

При всем при этом, Особый ненавидит бесчисленные репетиции и повторы. Если сцена не удается и пересъемка многократно повторяется, он злится, скрипит железом и пускается в импровизации. Например, пугает массовку и режиссеров. В числе напуганных режиссеров — наш мэтр Эльдар Рязанов.

Если знать особенности его особого характера, то Особый — абсолютно безопасен и предсказуем. По словам его тренера, чем младше годами всадник, тем бережнее несет его Особый на спине. Хоть он по-прежнему жеребец, он не склочничает с лошадьми и не теряет голову от соседства с кобылами.

Особый очень отдатлив в работе, если работа ему по душе. Но он же «тупит» и упирается на штатных тренировках или репетициях шоу-выступлений. Увидев флаги, услышав музыку, он преображается. На счету Особого — более пятидесяти выигранных стартов в «метровых» конкурах, больше десятка — в среднем классе. «Детские» высоты в 60-80 см никто уже и не считает… Где Особый, там его всадник — победитель или призер. Тренер Особого, Наташа Дергачева, называет его «самовозом» и профессором и обычно всегда одинаково напутствует своих спортсменов на старт: «Не мудри, езжай от барьера до барьера, не улети с Оса в повороте, не мешай коню в прыжке и расчете». Манеру Особого выступать Наташа называет «мозговым штурмом». Бывали случаи, что Ос, отвечая на воздействия всадника, закладывал перемену направления движения под таким острым углом, что седок терял равновесие и «улетал на повороте». При всем при том никакой исключительной техники у Особого нет. Он «выигрывает сердцем» — так говорят конники.

В рейтинге любительских стартов, Особый- лучшая лошадь Санкт-Петербурга 2003 года. В пяти из семи отборочных этапов он прочно занимал верхние строки рейтинга. Два этапа Особый пропустил — возил телеги на съемках в Москве, уж извините. Но в финал вышли пятнадцать лучших всадников-любителей и двое из них выступали на Особом. Итог финала? Первое и третье абсолютные места в рейтинге! Как же можно не уважать его? Согласитесь, многим из нас симпатична система мировоззрений, которую исповедует этот упрямый и талантливый русский рысак: «Если идти, то бежать; отдыхать — так лежать!» Я очень надеюсь, что вы, читатели нашего журнала, запомните это имя — Особый и непременно посетите выставку «Иппосфера-2005».

Если вам повезет попасть на вечернее конное шоу, вы без труда узнаете Особого… Благородный, с изысканно-изогнутой шеей, вальяжно и произвольно меняющий ритм движений вместе с изменением ритма музыки, в фигурных сменах всегда головной, то есть — первый, тот, кто взлетает над огненными барьерам и элегантно склоняется перед зрителями в глубоком поклоне-комплименте. Это и есть Особый! Особый случай.

 

Особого уже давно нет с нами, но память о нем живет во многих сердцах уже выросших спортсменов, которых  Ос  когда-то научил ездить верхом и побеждать…